2016 сентябрь

30.09.2016

 

Ситуация вокруг Яндекс-Такси

21 сентября 2016 года водители такси, работающие с сервисом "Яндекс.Такси", провели несанкционированную акцию протеста, заблокировав движение на улице у центрального офиса компании. Недовольство таксистов вызвало решение работодателя в одностороннем порядке, опустить минимальные тарифы перевозки на 100 рублей, что делает бизнес перевозчиков, по их мнению, нерентабельным. Пятерых водителей, нарушивших правила остановки или стоянки транспортных средств, задержали и составили административные протоколы за нарушение ПДД. Водители заявили, что намерены провести трехдневную забастовку.

19 сентября 2016 года сервис «Яндекс.Такси» снизил минимальную стоимость поездок по всем тарифам в Москве на 100 рублей. Теперь по тарифу «Эконом» можно проехать путь длиной два километра и продолжительностью пять минут всего за 99 рублей. Новая минимальная стоимость поездок по тарифам «Комфорт», «Комфорт+» и «Минивэн» составляет 199 рублей, а для «Бизнеса» — 299 рублей. 

В ответ на изменение тарифов водители сервиса попытались провести акцию протеста у офиса компании «Яндекс» вечером 20 сентября. Они поставили машины перед зданием на улице Тимура Фрунзе вплотную друг к другу, имитируя столкновение. Прибывшие на место сотрудники правоохранительных органов помешали проведению акции. Шестеро протестующих были задержаны, на пятерых из них составили административные протоколы. 

Также московские таксисты опубликовали заявление, в котором призвали всех к бойкоту сервиса, так как снижение минимальной стоимости поездки, по их мнению, ведет к несправедливой конкуренции: «Присоединяйся к бойкоту Яндекс-заказов 23–26 сентября! Не работай с ними в эти дни и объясняй коллегам. Иначе останемся без работы и без штанов. Бойкот „Яндексу“!»

Представители сервиса «Яндекс.Такси» прокомментировали призыв к бойкоту: по их словам, изменение тарифов обсуждалось с партнерскими таксопарками и некоторыми водителями, кроме того, все таксисты были заранее предупреждены о грядущих переменах. Также представители агрегатора добавили, что «это обычная реакция на любые изменения, независимо от того, плохие они или хорошие» и сервис будет работать в обычном режиме.  

22 сентября акции протеста против новых тарифов возобновились: водители такси проехали по Профсоюзной улице с включенными аварийными фарами. Символика «Яндекса» на некоторых машинах была перечеркнута. Около 20 протестующих собрались в этот день у офиса компании. После чего на троих таксистов составили административные протоколы. На следующий день водители сервиса отказывались принимать заказы в районе Раменки, из-за чего коэффициент поездки вырос до 2,0. По словам одного из организаторов акции Сергея Кретова, в ней участвовали около 90 машин. 

http://www.the-village.ru/village/city/situation-comment/246145-yandeks-taksi

 «Вести»

Новый итог конфликта вокруг электронных такси-сервисов: Uber, Яндекс и Гет – это платформы, которые позволяют вызывать такси за считанные секунды с помощью интернета. Федерация Автомобилистов России направила письмо на имя главы администрации президента Сергея Иванова, где утверждается, что сервисы нарушают законы и заставляют работать водителей сверх нормы, находясь за рулем до 16 часов в день.

Федерация просит власть вмешаться. Это уже не первая попытка повлиять на Uber, Яндекс и Гет. Ранее традиционные офлайн компании жаловались на то, что их интернет коллеги ведут нечестную конкурентную борьбу. Давайте попробуем разобраться, у нас в студии один из авторов громкого письма Станислав Швагерус, председатель общественного движения «TAXI 2018». Скажите, пожалуйста, в чем суть ваших претензий к электронным перевозчикам, к онлайн сервисам и какого результата вы надеетесь добиться от тех, кому направили письмо.

(Швагерус) – Добрый вечер. Во-первых, суть обращения не только в комплексном анализе того, какая ситуация сложилась на рынке транспортного обслуживания населения легковым такси в субъектах Российской Федерации, это и предложение, реализовав которое можно создать современную систему с элементами электронного вызова и, которая будет отличаться добросовестной конкуренцией и безопасностью для потребителя. Данные предложения основаны на экспертных исследованиях, проведенными Международном Союзом Автомобильного транспорта КТС СНГ, и 3 декабря прошлого года они были утверждены на заседании исполкома КТС СНГ, министром транспорта Российской Федерации, Максимом Юрьевичем Соколовым. И суть не претензий, а констатация фактов таких, что первое, у нас же это обращение идет не просто к главе администрации президента Российской Федерации, а к главе администрации как к руководителю созданной десять дней назад рабочей группы по мониторингу и анализу право-применения в сферах предпринимательской деятельности, для того чтобы расшить системные проблемы, которые возникают от неправильного право-применения.

У нас существует первая проблема – это неправильное правоприменение действующего, существующего законодательства.

(Вести) – Ой, попроще, чтобы все у нас поняли. В чем проблема? Вы считаете, что Uber, Гет и Яндекс не соблюдает законов Российской Федерации?

(Швагерус) – Да, абсолютно верно. Они считают, что они не транспортные компании, а законодательство Российской Федерации говорит о другом.

(Вести) – Нас сейчас слышат Тигран Худавердян, генеральный директор «Яндекс.Такси» и официальный представитель Uber в России Евгения Шипова.

Тигран, скажите, пожалуйста, вы уже ознакомились с письмом, которое в администрацию президента направила федерация? Какова ваша реакция?

(Худавердян) – Да, мы читали письмо. В целом, проблема, которую мы видим, то что многие участники рынка, в том числе авторы этого письма, не понимают сути новых сервисов, которые возникают. Много лет тому назад, мы все помним сколько стоила поездка в такси, например, в городе Москва. Сесть в Москве в такси стоило минимум 400-500 рублей и официальные перевозчики 600 рублей. Сегодня сесть в такси и проехать 10 минут стоит всего 190 рублей. И многим кажется, что что-то здесь не так, каким таким чудесным образом изменилась цена, при этом даже не пытаются вникнуть в суть этого. На самом деле, произошел очень просто эффект, пока не было крупных сервисов, готовых инвестировать в приток большой аудитории, каждый таксист занимался большую часть рабочего дня – поиском заказов, просто колесил по городу в поисках клиента. И каждый клиент, которого он находил, платил и за свою поездку, и за все то время, которое таксист провел в его поисках. Это не только затраты на бензин, амортизация машины и вообще на время, но еще и нервы, надо было знать, где найти заказ, договориться на вокзале… Все сейчас это пропало и математически видно, что себестоимость поездки значительно падает. Сегодня водитель, получивший заказ в центре города, и, который довозит клиента до Отрадного, в течении 10 минут получает новый заказ и возвращается обратно в центр. 

(Вести) – Тигран, хотелось бы понять суть претензий и вашу реакцию. Потому что обвинения, на самом деле, очень серьезные. Я к Евгении уже обращаюсь. Евгения, Uber заставляет водителей работать по 16 часов, как указано в письме? Как вы отреагировали на это письмо?

(Шипова) – Добрый вечер. Я так поняла, что суть претензий заключается в том, что Uber представляет риски для государства административные, экономические и социальные. Мне кажется, что это совершенно не так. Если касаться, например, экономических рисков, мобильные приложения создают дополнительный спрос на поездки, это дополнительные рабочие места. Мы недавно запустили большую лизинговую компанию со Сбербанком. Мы даем возможность профессиональным водителям, которые хотят начать бизнес в пассажирских перевозках, на очень привлекательных условиях брать машины в лизинг. Речь идет о развитии смежных секторов. В Екатеринбурге мы недавно запустили сервис, который сотрудничает с водителями, которые работают на Лада Веста.

Суть претензий, мнений ясна. Мне кажется абсолютно не обосновано. И нет, Uber не заставляет по 20 часов в сутки, это не соответствует действительности. Мы технологическая платформа, у нас нет требований по обязательному количеству часов. Наоборот, партнеры наши ценят сотрудничество с Uber за эту гибкость

(Вести) – Станислав Евгеньевич, согласитесь, что онлайн платформы - это очень удобно. Я сегодня буду возвращаться с работы, когда метро уже не будет работать. Я поеду на собственном автомобиле, но тем не менее бывает случаи, когда я езжу на метро или такси, пользуясь, естественно, онлайн сервисами. Это действительно стало дешевле, тут спорить не с чем.

(Швагерус) – Пять пунктов:

Первое, в отношении того, что эти сервисы удобные – абсолютно верно, но у нас по России больше тысячи, а по всему миру больше сотни тысяч подобных приложений, и никто из них не оказывает такого влияния, как те сервисы, которые привлекая деньги на международных финансовых рынках доплачивают за низкие тарифы водителям, без учета налогов.

Второе, говорить о том, что такси в Советском Союзе не было по вызову, это неправильно. Вызов такси уже существует более ста лет.И сервисы просто на просто взяли спутниковую навигацию и информатизацию.

Третье, в этом вопросе, когда мне говорят про сверкающие новые технологии, которые позволяют сделать дешевле перевозку, чем она стоит, я все время вспоминаю Ильфа и Петрова, золотого теленка, про универсальный штамп Полыхаева. По факту, сегодня, водитель такси за двенадцать с половиной часов, он потратил 1600: заправка, мойка, перекусить и заработал 1300. Чистыми это получается меньше 1000. Это реальная, за двенадцать с половиной часов, тяжелая работа. И почему сервисы, имея себестоимость обработки одного заказа менее рубля, почему они берут по 20, а то и больше процентов с учетом посредников за каждый вызов, не зависимо 200 или 2000 рублей.

(Вести) – Давайте позволим ответить представителям интернет сервисов. Тигран, скажите, вот меня, как потребителя, из всего, что вы перечислили, больше всего волнует 16-часовой рабочий день, если он существует. Потому что это прямая угроза мне – пассажиру. Водитель, который переутомился очевидно представляет опасность. Но тем не менее, основные пункты попрошу вас тоже прокомментировать.

(Худавердян) – Дело в том, что про 16-часовой рабочий день речи не идет и это данные не достоверные. Перевозчики сами принимают решения на какую смену им выходить, более того есть специальные программы, которые могут ограничивать родителя по сменам. Средняя смена в Москве это от 6 до 10 часов. И практически тоже самое во всех регионах. Реальное количество времени, которое водитель занимается извозом пассажиров. Зависит от того, подрабатывает ли водитель или занимается этим профессионально. Конечно же истории про 1600 рублей 1300 рублей они невозможны, вы можете просто посмотреть среднюю стоимость заказа в Москве, это известные статистические данные, их можно найти в интернете. За двенадцать часов средний водитель выполняет где-то 8-10 заказов. Математически это получается 5-8 тысяч рублей. Это совершенно достойные деньги. Дело в том, что обвинения абсолютно безосновательные.

(Вести) – Евгения, ваше мнение?

(Шипова) – В основе нашего приложения лежит эффективность. У нас заказ распределяется ближайшему пользователю-водителю. То есть у водителя сокращается расстояние до пункта вызова. Таким образом, у водителя сокращается время простоя, время холостого хода. Он за единицу времени может совершать больше поездок, тем самым имея достойный заработок. О каком демпинге идет речь. Речь идет именно о эффективности работы системы.

(Швагерус) – Как может быть цена, даже у вас Uber – 8 рублей минута, дешевле рыночной, чем все остальные агрегаторы. А я вам объясню, как: вы не уплачиваете налоги, вы их прячете, вы доплачиваете водителям черным, практически, налом, который из Амстердама приходит. Вы реально не считаете себя фрахтовщиком легкого такси, не считаете свою платформу журналом учета принятых к исполнению заказов.

(Шипова) – Мы работаем с индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, которые работают в соответствии с российским законодательством, мы не являемся их налоговыми агентами. Это самостоятельные субъекты, хозяйствующие, которые работают в соответствии с налоговым законодательством. Что касается доплат водителю, да, мы делаем эти доплаты и неоднократно объясняли каким образом это происходит. Для нас важно, чтобы у нас работали лучшие водители в городе. За хорошую работу – это абсолютно нормальная практика, мы доплачиваем бонусы.

(Вести) – Станислав, к вам вопрос. Вы хотите, чтобы эти сервисы вообще исчезли или их отрегулировали?

(Швагерус) – Ни в коем случае. Первое, все сервисы в России должны работать по действующему российскому законодательству, то есть выполнять права и обязанности фрахтовщиков легкового такси. Второе, все сервисы должны платить налоги. Практика доплат должна уйти в прошлое, потому что это называется коммерческий подкуп, по уголовному кодексу. И я не знаю, Uber, как может быть у корпорации, которая дороже Газпрома, по официальным данным оборот 15 млн. рублей и прибыль 1 млн. 700 тыс. рублей за год.

(Шипова) – Я думаю, мы сейчас смешиваем очень много различных понятий. Мы готовы прийти к вам на эфир еще раз, объяснить вам личные вопросы, которые сейчас поднимались.

(Вести) – Спасибо большое. Такой конфликт возник в бизнес среде такси. И нашими гостями сегодня были Станислав Швагерус, председатель общественного движения «TAXI 2018», по телефону мы выходили на связь с Евгенией Шиповой, официальным представителем Uber в России, и по скайпу к нам присоединился Тигран Худавердян, генеральный директор сервиса «Яндекс.Такси». Посмотрим, чем этот конфликт завершиться. Как завершиться проблема. Требование работать по закону и работать по закону, они конечно справедливы, и тут не поспоришь. Но и с тем, что онлайн сервисы удобны, здесь не поспоришь тоже.

http://www.taxi-forum.ru/node/19569

 

Водители трамваев в Ростове-на-Дону объявили о готовности к забастовке из-за долгов по зарплате

Первичная профсоюзная организация муниципального предприятия "Ростовская транспортная компания" 22 сентября 2016 года объявила о готовности начать забастовку по причине долгов по заработной плате перед работниками. Территориальный профсоюз работников строительных специальностей и сервисных организаций сообщает, что часть работников предприятия не получает зарплату с июля 2016 года. Работники компании направляли жалобы в департамент транспорта Ростова-на-Дону, мэру города, в трудовую инспекцию. Руководство предприятия подтвердило наличие долгов перед работниками и заявило о намерении их погасить до конца следующей недели. Процедура выплат осуществляется через комиссию по трудовым спорам.

http://industrialconflicts.ru

 

Дагестан: долги по заработной плате  оборонного радиозавода

19 сентября, работники избербашского радиозавода им. Плешакова вышли на забастовку в связи с тем, что им с января этого года не выплачивается заработная плата. Ранее, 15 сентября, они написали заявление на имя гендиректора Фиряза Фарманова о не выходе на работу. При этом завод срывает сроки выполнения оборонзаказа на изготовление деталей для военной техники. В 2013 году предприятие уже сорвало три государственных контракта с Министерством обороны на сумму 250 млн рублей. Более сотни сотрудников собрались у административного здания радиозавода им. Плешакова с требованием выплатить им задолженность по заработной плате. «Мы без конца пишем в прокуратуру и Путину. Из администрации президента РФ дали ответ разобраться на месте. За это время хоть кто-то должен был прийти к рабочим и спросить, почему мы это написали. А руководство завода заявляет, что денег нет. Если дело идёт к банкротству, должны в первую очередь с людьми рассчитаться», – высказались рабочие. «Мы производим военные машины на полигон. Наша средняя зарплата 8-9 тысяч рублей. В выходные дни выходим на работу, хотя у четырёхдневка, но эти дни не оплачиваются, приказов нет. Они живут на широкую ногу. А мы должны горбатиться как рабы. Пользуются тем, что нет работы в городе», – рассказала одна из монтажниц радиозавода. К бастовавшим не вышел никто из руководства. Корреспонденту «ЧК» удалось поговорить с гендиректором Фиряз Фармановым. Виновными в сложившейся непростой ситуации на заводе он считает совет директоров, который не помог ему с открытием счётов и решением вопросов финансово-хозяйственной деятельности. «В 2013 году выявили нецелевое использование средств, которые поступили на предприятие в рамках оборонного заказа. Из 108 млн рублей более 90 млн ушли в неизвестном направлении. Этот факт зафиксирован в заявлении начальника приёмки. Тогда директором был Валентин Семендяев. Об этом знали в совете директоров. Конкретных шагов по этой ситуации предпринято не было. Эти деньги были предназначены для изготовления изделий для Министерства обороны РФ. Госконтракты сорвались. За не выполнение заказа начислили штрафы. В 2014 году я стал директором, взял другой заказ, начал изготавливать детали и по сорванному контракту. Два изделия уже на стадии завершения, а на три не хватает денег – 22 млн рублей», – пояснил Фарманов. В прошлом году из-за неуплаты налогов налоговая инспекция арестовала счета предприятия и сейчас в Арбитражном суде РД рассматривается иск о банкротстве. Задолженность 18,4 млн рублей. По его словам, налоги завод не мог оплатить, потому как у предприятия не было других заказов, а по имеющимся оплата производится первый раз авансом 80%, второй раз – по завершению заказа. «Я лично как руководитель не хотел бы, чтоб завод и коллектив так пострадали. Честно говоря, я на стороне коллектива, потому здесь работают целыми семьями, других доходов у них нет. Людям некуда идти работать, город маленький, а семьи кормить чем-то надо. Вместо того чтобы создать новые места, у нас получается как всегда… Разговор идёт о целом коллективе. Сейчас работает 143, иногда 170. Всего в коллективе 260 человек», – добавил гендиректор. Далее он озвучил, каким образом можно расплатиться по долгам. Во-первых, если сотрудники выйдут на работу и доделают хотя бы до 10 октября два изделия, то можно погасить долг по зарплате за семь месяцев – 17,4 млн рублей. Во-вторых, компания «Русская электроника» нам должна 27 млн рублей. В-третьих, у собственников есть земля на второй площадке, которую можно продать и выплатить зарплату. На вопрос, почему раньше предприятие не смогло выполнить заказ, Фарманов ответил, что нет финансовой помощи. «В связи с этим совету директоров было предложено оказать финансовую помощь, принимать какие-либо шаги, но так и не предприняли. В совет директоров входит 7 человек. Четверо из них сидят в Москве, трое – в Махачкале. Один из них Мухтар Меджидов (экс-премьер-министр правительства РД - "ЧК") хоть и не входит в состав акционеров, но является собственником имущества и территории завода. Свои акции (более 50%) он продал своему двоюродному брату Осману Гамидову», – объяснил он. Как стало известно, вопросом по невыплате зарплаты сейчас занимается прокуратура Дагестана. А 20 сентября, состоится встреча сотрудников завода с Мухтаром Меджидовым.

chernovik.net/content/lenta-novostey/bolee-sta-rabotnikov-oboronnogo-zavoda-v-izberbashe-obyavili-zabastovk

 

 

 


Возврат к списку